Рукописи не горят. Глава Первая. Предварительное определение искусства. Продолжение. Потерянное настоящее, инструментарий искусства.

ПОТЕРЯННОЕ    НАСТОЯЩЕЕ

 

Оплодотворять прошедшее

 и рождать будущее –

 вот чем должно быть настоящее.

 

Ф. Ницше.

 

 

Если рассматривать время простейшим образом – только как продолжительность, которую можно измерить с помощью часов, то окажется, что настоящего в нашей жизни не существует.   

Будущее мгновенно превращается в прошлое.

Момент нашего существования, который только что был будущим, мгновенно превращается в прошлое.

Мы не можем зафиксировать момент настоящего.

Оно мгновенно исчезает.

Заманчивое предложение врага рода человеческого: «Остановись мгновение – ты прекрасно» как и все его предложения – обман. Это обещание невозможно осуществить на практике. Момент настоящего неуловим, он исчезает мгновенно, но и останавливать его нет никакой  нужды.

Мгновение исчезнувшего настоящего навсегда остаётся в нашем сознании.

Настоящее не только существует, но и всегда присутствует рядом с нами на протяжении всей нашей жизни.

Настоящего нет, но оно вечно, мгновение уже остановилось навечно самой природой человеческого сознания.

Мгновение обязательно останавливается независимо от своего качества – хорошо оно или плохо и независимо от нашего хотения. 

Остановись мгновение – уже работает без наших пожеланий.

И все мгновения настоящего данного конкретного человека сохраняются навечно во внутренней духовной структуре этого самого человека.

Навсегда!

Такой камерой хранения, вместилищем всего настоящего в процессе всей жизни каждой личности является его внутренняя духовная структура –  то, что в просторечье называют «человеческая душа».   

Душа способна воспроизводить все моменты уже произошедшего с нами как сиюминутное настоящее.

Всё, все внешние впечатления случившиеся с человеком в его жизни, все внутренние пожелания, мечты, надежды, тревоги, переживания и помыслы оседают в душе, консервируются в ней как настоящее и могут быть воспроизведены и пережиты человеком вновь и вновь бесчисленное количество раз.

Душа является вместилищем всех ассоциативных связей, освоенных и сохранённых человеком в течение всей его жизни.

Логическая информация, интеллектуальные знания, практический опыт. 

Кроме интеллектуальных знаний память-душа сохраняет физиологические, чувственные ощущения, и человеческое переживание, сердечный трепет,  душевную и духовную наполненность каждого мгновения и информацию, полученную с помощью информационного поля.

В процессе проживания земной жизни и действия всех  механизмов работы мозга – подсознания, сознания, самосознания и сверхсознания, вмещая всю информацию поступков, помыслов и озарений человека в течение всей его жизни, выстраивается внутренняя духовная структура каждого человека – его  душа.

Душа – это материальная, физическая, информационная структура.

Душа потенциально охватывает весь беспредельный мир и может развиваться бесконечно.

Душа сверхвременна: всё, что было и всё, что будет,  часто неосознанно, живёт в каждом мгновении душевной жизни.

Душа прозорлива по своей природе. 

Душа может получать мгновенно информацию о происшедшем за тысячи километров.

Душа, неизвестным нам, но материальным способом,  может получать информацию о будущем.

Душа развивается в положительную или отрицательную сторону на основе права выбора в делах и  помыслах каждого конкретного человека.

При контакте с произведениями искусства, душа получает возможность обогащаться пережитым настоящим других личностей, духовными переживаниями многих незнакомых людей. Однажды пережив сладостное состояние катарсиса, душа стремится вновь и вновь оживлять сохранённые впечатления, оживляет их, заставляет их вспыхивать многократно, и, тем самым, развивает и тренирует свои духовные возможности. Поэтому мы стремимся вновь и вновь смотреть любимые картины, слушать любимую музыку, смотреть любимые фильмы, вспоминать радостные и грустные моменты своего давным-давно прошедшего духовного настоящего.

В душе заложен, как говорил Лейбниц, потенциал к тому, чтобы быть «зеркалом вселенной», отражающем её в определённом субъективном ракурсе как особый род её бытия.       

Душа – «место встречи» двух бесконечностей: чувственного опыта и интеллектуального  знания конкретного человека и самой вселенной.

Высшая форма единства того и другого – духовная жизнь.

В этом смысле духовность – это не особый элемент мироустройства, для кого-то важный, а для кого-то – нет, а определённый «режим» бытия.

 Духовность можно определить как степень проникновения в суть явлений. И именно в этом смысле душа богоподобна.

Поэтому и Царствие Божие может существовать в этом мире только внутри нас, в нашей внутренней духовной структуре, в нашей духовной  вселенной, как наивысшее проявление нашего духовного состояния, как бы мы не понимали это словосочетание – Царствие Божие.

А мгновение настоящего, переломившись в миллионах восприятий отдельных людей, складывается в бесчисленногранный миг настоящего нашей планеты.

Развитие души – внутренней духовной структуры человека определяет масштаб его личности, значительность его творчества и значимость его жизни.

Из ассоциативного багажа, накопленного внутренней духовной структурой человека на основе физиологических ощущений и контактов развивается человеческое переживание.

Не физиологические эмоционально окрашенные ощущения, а человеческое переживание, движение уже человеческой души, трепетание  не животного, но уже человеческого сердца.

Художник, создавая произведение искусства, выплёскивает на холст человеческое переживание, освоенное и  переработанное его душой.

То есть на холсте остаётся частица души художника, частица настоящего, сохранённая и освоенная личностным образом, душой этого автора.

То есть каждое произведение искусства – это зеркало вселенной в определённом субъективном ракурсе личности художника.

Поэтому масштаб личности художника, хочет он этого или нет, всегда виден в произведении.

«Душа истосковалась, душа болит, душу продали, с души воротит, на душе кошки скребут, не бери на душу, не трави душу, душа не на месте, отвести душу, покривить душой, ничего за душой, затаить что-то в душе, души не чает, грешное тело и душу съело, на душу легло»,  говорим мы.

Это совершенное убеждение и неосознанное знание, присущее практически каждому человеку – ощущение присутствия внутри нас некой субстанции – души, которая оценивает наши поступки, помогает сделать нравственный выбор и покидает человеческое тело после его кончины.

 Это абсолютная материальная, физическая реальность.

Душа – это материальная физическая субстанция.

Она с трудом поддаётся изучению.

Вполне возможно, что человек не имеет права знать механизмы работы этой субстанции, но возможности внутренней духовной структуры, о которых мы хотя бы немного знаем, должны иметь материальные характеристики.

Вот несколько цитат из причинной механики  Козырева.

Заметим, что Николай Александрович Козырев не только выдвинул теоретическую гипотезу, но и доказал многие её положения экспериментально. Эти опыты подробно описаны в трудах учёного. Мы приведём только несколько общих цитат. 

Козырев, например, пишет:  «Активные свойства времени – его течение и плотность – связывают весь Мир в единое целое и могут осуществлять воздействие друг на друга явлений, между которыми нет прямых материальных связей, что может объяснить объективные факты взаимодействия биологических объектов, находящихся на большом удалении или изолированных друг от друга».

Или  «С точки зрения времени вся Вселенная имеет размер точки. Время не распространяется, а появляется во всех уголках Вселенной мгновенно».

И далее:  «Время непрерывным потоком входит в наш Мир, и если оно обладает активными физическими свойствами, то будет единственным явлением природы, идущим против хода всех событий. Действительно, к настоящему всё приходит от прошлого, и только время входит от будущего в настоящее»[1].

Вот  откуда  могут проистекать материальные качества человеческой души.

Вполне возможно, что в таком понимании время – это свойство и инструмент или один из инструментов внутренней духовной структуры человека.

Можно предположить, что активные свойства времени, изученные сегодня  недостаточно, позволяют душе осуществлять значительную часть своих функций, с которыми мы сталкиваемся на каждом шагу.

Ещё одно мало изученное свойство нашего мира – многомерность пространственных координат. Сегодня, увы, и такие рассуждения звучат везде и становятся банальностью. Но объективное содержание этого качества нашего мира безгранично.

Математический аппарат проводит анализ любых событий не только для трёхмерного пространства, но и для более сложных многомерных пространств. Это факт математической логики.

Точнее, математика предполагает существование рядом с нашим трёхмерным пространством наличие более сложных пространств с большим количеством пространственных координат. Сегодня мы вспомним только одно следствие, вытекающее из такой точки зрения.

Наше трёхмерное пространство, в котором мы проживаем, обречено  в конечном итоге на самоуничтожение. Из этого печального, но неизбежного обстоятельства следует, что любые усилия, которые может предпринять человечество в интеллектуальном, техническом или духовном плане обречены на уничтожение и полное забвение вместе со всем нашим пространством.

Любые технологические достижения, любые космические переселения на другие планеты, любые духовные подвиги будут уничтожены и забыты вместе с гибелью всего трёхмерного пространства. Даже сама память, в рамках нашего понимания, о существовании нашей Вселенной и бурной деятельности, наполняющей её, исчезнет вместе с этим трёхмерным пространством полностью и навсегда.

Не останется даже никакой памяти о нашем мире!

Это означает – всё бессмысленно!

Ничто не имеет никакого смысла!

Но этот трагический вывод верен только при одном условии.

Полная катастрофа неизбежна, если все виды материи, возникающие и находящиеся в нашем трёхмерном пространстве, замкнуты в этом пространстве и могут функционировать только внутри этого пространства.

Но это совсем не обязательно!

Вполне возможно существование материальной структуры, которая способна перемещаться из нашего пространства в более сложные пространства с дополнительными пространственными координатами.

То есть неизбежная гибель нашего трёхмерного пространства не обязательно должна сопровождаться полным уничтожением всех форм материи, создаваемых этим пространством.

Какая-то форма материи, если эта форма способна переместиться из трёхмерного в более сложное пространство, может сохраниться и продолжить своё развитие в этом более сложном пространстве на более высоком уровне.

Мы имеем право предположить, что всё трёхмерное пространство, барионная[2] материя и белковая жизнь и существуют исключительно для зарождения и выращивания некоторой формы материи, способной созреть в нашем обречённом трёхмерном пространстве и переместиться в более сложное пространство для дальнейшего развития.

Так упавшее в землю зерно, погибая, даёт жизнь новому живому растению. Но само это зерно никогда не сможет получить информацию о том, как будет развиваться возникшее из него новое растение в новых условиях нового пространства.

Опираясь на такую точку зрения, можно предположить, что именно подобная форма материи и является  единственной ценностью, основным содержанием и исключительной целью существования нашей Вселенной.          Все остальные формы материи, обречённые на неизбежное уничтожение, существуют только как необходимый подсобный формовочный материал, который сам по себе никакой ценности не представляет.

Этот материал необходим, но очевидно обречён как подсобная форма производства.

Для конечного результата, для более сложных пространств он не имеет никакой ценности.

Возможно ли существование такой формы материи?

Где мы можем найти какие-то признаки существования такого явления?    

Что указывает нам на возможность присутствия и развития такой структуры, которая, с одной стороны, постоянно и активно участвует в человеческих взаимоотношениях, присутствует в каждом нашем поступке, жёстко влияет на нашу судьбу и судьбы окружающих нас людей, а с другой стороны, не проявляется в окружающем нас мире никакими конкретными, видимыми, привычными для нас материальными формами?

Разумеется, это не что иное, как человеческая духовность.

Весь тот огромный круг явлений, которые можно определить как человеческое душевное переживание. Любовь, доброта, злоба, цинизм, человеческое достоинство, совестливость, весь комплекс нравственных проблем, все сложности человеческих взаимоотношений, все тонкости человеческого сопереживания, возникающего при соприкосновении с произведениями искусства – всё это составляет огромную долю человеческой жизни и в то же время не имеет никаких видимых, привычных материальных форм.

Все эти явления абсолютно реальны.

Мы их чувствуем иногда острее, чем физическую боль.

Они воздействуют на нас эффективнее, чем угроза физической расправы.

Весь этот мир называется человеческой духовностью. А с самого зарождения человеческого сообщества, с незапамятных времён, люди называют этот мир, как мы и говорили, миром человеческой души. Миром той самой субъективной вселенной внутри нас, которая может быть и Царствием Божием, и сущим адом.

Произведение искусства – это зафиксированная и материализованная в каком-то известном нам материале  частица души его автора.

И этот вещественный материал произведения искусства удерживает вокруг себя особую духовную структуру – частицу души автора.

Человеческое тело в известных нам материальных формах имеет возможность в своём жизнеспособном состоянии удерживать человеческую душу – внутреннюю духовную структуру человека. В момент кончины и распада такая способность утрачивается и происходит разделение бренного тела и его духовного содержания.

Произведения искусства в своих формах тоже удерживают частицу души автора, своё духовное содержание.

Значительность произведения искусства, в конечном счёте, зависит только от масштаба личности его автора, от значительности его духовной структуры, которая материализуется в знакомых формах произведений искусства.

Каков масштаб личности автора – таково и его творчество.

И это хорошо видно в любом произведении. Это абсолютно наглядно и это невозможно спрятать.

Любое техническое мастерство, любая выдумка, дерзость и смелость не могут спрятать или заменить масштаб личности.

Или, точнее сказать, любые характеристики творческого произведения, есть проявление масштаба личности художника. И если автор, перед тем как предъявить своё творение зрителю, непременно и первым делом снимает штаны, то, как бы он ни старался, как бы ни мёрз, ползая в уличной ноябрьской грязи, как бы ни надрывался, лая на прохожих, масштаб его личности очевиден как приговор. Но к этому мы ещё вернёмся.

Опять я повторил хорошо всем известные соображения!

Всё это всем давно известно!

Но почему же тогда нет определения искусства?

 

ИНСТРУМЕНТАРИЙ    ИСКУССТВА

 

Differentia specifica

Характерная особенность.

 

А теперь, мне бы хотелось обратить Ваше внимание на то, какие органы чувств человека порождают произведения искусства.

Далеко не все подряд!

Вы, возможно,  удивитесь, но произведения искусства развиваются только на базе двух сенсорных чувств.

Только зрение и слух рождают произведения искусства.

Вкус – важнейшее чувство человека. Мы знаем профессию дегустатора, дегустатор тончайшим образом фиксирует вкусовые, физиологические ощущения. Но искусства, передающего с помощью вкуса человеческие духовно-нравственные переживания, не существует.

Вкус отражает исключительно физиологические ощущения животного организма.

Осязание вызывает целую гамму физиологических ощущений от приятного соприкосновения с мехом до ожога. Но и здесь мы имеем дело только с физиологическим ощущением.

Обоняние – развитая парфюмерная промышленность, сотни оттенков чувственных ощущений, но нет движения человеческой души, только физиологические ощущения.

И во всех перечисленных случаях один способ получения информации – непосредственное соприкосновение частиц вещества с рецепторами нервных окончаний организма человека.

Во всех этих случаях необходимая фундаментальная часть алгоритма, выводящего к созданию произведения искусства и к функционированию всего феномена искусства – эмоционально-чувственное восприятие проявляется в полной мере.

Но на этом процесс и останавливается.

Искусство не рождается.

Почему?

Чувственное восприятие работает, но осязательные, обонятельные и вкусовые ощущения не позволяют духовно сопереживать.

Не возникает сопереживания, а это фундаментальное качество  алгоритма, который мы пытаемся сформулировать.

Всё заканчивается на физиологическом ощущении и не развивается в человеческое духовно-нравственное переживание.

Чувственное ощущение есть, но алгоритм существования и работы феномена искусства прерван, остальных качеств не хватает и  искусство не рождается.

Все виды искусства вырастают на основе чувственных ощущений зрения и слуха.

Но зрение и слух, в отличие от других сенсорных чувств человека, работают на принципиально другой основе.

Мы видим благодаря распространению света. А свет – это колебания, это волны, это волновой процесс.

Мы слышим благодаря колебаниям воздуха. А это опять-таки волновой процесс.

Все виды искусств работают на основе зрения и слуха, то есть на основе колебаний, на основе волновых процессов.

Логично предположить, что духовная информация – это вполне материальная структура в форме волновых процессов. И именно колебания – волновые процессы несут в себе самое ценное духовное содержание и произведения искусства, и внутренней духовной структуры каждого человека.

Поэтому духовность и есть проникновение в волновую суть вещей и явлений, проникновение в сокровенные кладовые нашего трёхмерного мира, драгоценности которого хранятся в форме волновых структур.

Кажется, волновые структуры являются фундаментом и основной ценностью нашего мира.

Произведения искусства генерируют колебания, которые вызывают ответные колебания в душах зрителей, в их внутренних волновых структурах.  В них рождаются ответные, новые, их собственные волновые процессы. Они оживляют и захватывают ассоциативную нравственную информацию пережитого настоящего зрителей, которая хранилась в их душах тоже в форме волновых структур, побуждают эти структуры к развитию, обогащают и выводят их на новый уровень. 

Произведение искусства – есть слепок фрагмента души автора. Отсюда вновь вытекает предположение, что внутренняя духовная человеческая субстанция тоже является волновой структурой.

А из этого вытекает, что волновые процессы, кроме чувственных физиологических ощущений животного организма, способны вмещать в себя и переносить духовную информацию, человеческое духовно-нравственное переживание, движение человеческой души. И, видимо, все эти процессы человеческой духовности имеют своё материальное выражение в форме волновых процессов.

Напрашивается и другой вывод. Если духовность – есть проникновение в суть вещей, слияние с фундаментальными волновыми процессами вселенной, то все видимые формы материи и даже белковая жизнь, самосознание и человеческий интеллект, только упрощённые конкретные формы материализации волновых структур.

Они существуют как способ развития волновых структур, как инструмент создания через них новой волновой духовной энергии.

Из всего сказанного, мы имеем право сформулировать логичное и внутренне непротиворечивое предположение:

Основная и единственная ценность нашего мира – это положительная духовно-нравственная энергия, существующая, скорее всего, в форме волновой структуры.

Возможно, только этот вид материи имеет шанс перейти в более сложные пространства для дальнейшего развития и в случае неизбежной гибели нашего трёхмерного пространства.

А стало быть, только такой вид энергии может сохраниться и при кончине бренного человеческого тела.

Процесс развития духовно-нравственной энергии, как положительной, так и отрицательной, происходит во внутренней духовной структуре человека, в душе человеческой как во вместилище всего прошедшего-настоящего этой человеческой жизни, в процессе осуществления права выбора.

Другой источник духовного развития – это контакты с произведениями искусства, которые, как произведения искусства, могут нести только положительную духовно-нравственную энергию.

Вместилища отрицательной духовно-нравственной энергии не могут относиться к произведениям искусства, поскольку не способны вызвать катарсис, через несколько страниц мы рассмотрим этот процесс, и прерывают алгоритм феномена искусства.

Произведения искусства сохраняют настоящее души автора, которая является материальной структурой, скорее всего волнового характера.   Отсюда следует, что произведения искусства, кроме привычного материального носителя, имеют своё выражение, существуют и взаимодействуют с нами в первую очередь и наиболее существенным образом качествами волновых структур.

Духовная волновая структура каждого человека, видимо, удерживается полем жизнеспособного организма этого человека.

В момент смерти организм утрачивает такую способность, духовная структура отделяется от него и либо, в случае достаточного духовно-нравственного наполнения,  переходит в более сложные пространства для дальнейшего развитии, либо, в случае недостаточного духовного потенциала, делает новую попытку духовного роста в рамках нашего или какого-то другого, но трёхмерного пространства.

Но всегда, так мне кажется, эта внутренняя духовно-нравственная структура человека, даже если она покидает пределы нашего трёхмерного мира, оставляет абсолютную свою копию в информационном поле нашей планеты.

И такое предположение не противоречит христианской доктрине.

Точная копия каждой личностной структуры остаётся в информационном поле нашей планеты и может узнаваться другими духовными субстанциями при общении. Это означает, что в рамках такой гипотезы мы избегаем противоречия с христианским учением.

Таким образом, мы в предварительном варианте рассмотрели ещё одно необходимое качество произведения искусства – сопереживание.

Художник обязан создать произведение, способное вызвать сопереживание, заставить зрителя сопереживать.

В результате сопереживания возникает особое состояние, которое можно обозначить известным словом катарсис.

А, значит. следующее качество, которое нам необходимо рассмотреть – это и есть  «катарсис».

Лосев говорил по этому поводу, что в дошедших до нас древних текстах понятию «катарсис» посвящено две или три строчки. Но исследователи посвятили выяснению смысла этого слова десятилетия и море научной литературы.

Давайте и мы присоединимся к этому достойному занятию.

 

 

 

 

 

 


[1] Н. А. Козырев «Избранные труды». Ленинград, издательство ленинградского университета, 1991.

 

[2] Барио́нная материяматерия, состоящая из барионов (нейтронов, протонов) и электронов. То есть, привычная форма материи, вещество.