Регистрируясь на сайте и/или отправляя любую форму поля которой содержат мои персональные данные, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с ФЗ-152 "О защите персональных данных". С условиями обработки персональных данных изложенных на сайте vlkrylov.ru (Согласие на обработку персональных данных) — ознакомлен и согласен.

Рукописи не горят или что такое искусство. Глава восьмая. Совсем современное искусство. Фрагмент "Это красивое слово инсталляция".

ЭТО КРАСИВОЕ СЛОВО ИНСТАЛЛЯЦИЯ

Так что же такое обозначают эти новые и современные формы или жанры творчества в области пластических изобразительных искусств – хепенинг, перформанс и инсталляция.

Хепенинг – это некое актёрское представление, в котором актёры - статисты импровизируют действия, не оговоренные заранее. Понятно, что профессиональный актёр примет участие в таком представлении только в самом крайнем случае.

Стало быть, хепенинг – это самодеятельная театральная импровизация актёров-статистов. И, само собой разумеется, подобное мероприятие не может иметь никакого отношения к изобразительным пластическим искусствам просто потому, что это самодеятельный театр, некоторые непреднамеренные действия актёров – статистов.

Увы!

Вынужден напомнить, что театр – это не изобразительное искусство.

Это другой вид искусства с набором своих собственных качеств, которые не имеют отношения к изобразительному искусству.

Цирюльник и пекарь увеличивают качество жизни, но это разные профессии.

Перформанс – это представление, в котором артисты выполняют заранее оговоренные действия. Здесь возможен более высокий уровень актёрской подготовки и присутствие режиссёрской профессии. Но изобразительных или пластических искусств и здесь не может быть в принципе.

И даже профессия театрального художника – это не профессия художника изобразительного искусства.

Это другой вид творчества.

Художник театра или художник кинематографа работают в искусстве театра и кино. Они придумывают изобразительный ряд, но сам изобразительный ряд – это актёрская работа в рамках режиссёрской мизансцены, которая освещена осветителями и заполнена музыкой, которую сочинил композитор. А в кинематографе всё это ещё снято на плёнку оператором. Художник театра и кино выдвигает свои предложения по настроению сцены или эпизода, по обстановке, по мебели, по костюмам. Это требует огромных знаний и воображения, но это не работа художника изобразительного искусства непосредственно в материале пластического искусства.

Разумеется, что мы разговариваем о профессии художника театра и художника-постановщика игрового фильма. То есть профессия художника мультипликатора – это ещё одна тема.

Так вот это непонимание специфики работы художника кино и театра приводит к прямо смешным случаям. Самым авторитетным преподавателем во ВГИКе на художественном факультете был, наверное, Михаил Александрович Богданов. Он был Народным художником СССР и академиком Академии Художеств. Это самые высшие звания в области изобразительного искусства. Академия художеств СССР каждые два года проводила большую выставку академиков в Манеже. Разумеется, что мы – студенты обязательно смотрели эту выставку. И вот мы вошли в огромные залы, где на стенах сияли мастерством и размерами произведения великих мастеров советского изобразительного искусства. Дейнека, Пименов, Мыльников, Коржев, Корин, Кугач – многие известные имена. Наконец, нам удалось найти два маленьких, наверное 30Х40, этюда нашего педагога Михаила Александровича Богданова. Один этюд изображал солнечный майский день и назывался «Первые зеленя». Второй был посвящён осени. Я не помню его названия, но студенты тут же придумали своё. Кто-то сразу сказал: «Первая желтезня». И этим названием всё было сказано.

Я не хочу никого обидеть.

Но большинство художников театра и кино, при всех своих званиях, работать в области изобразительного искусства не могли.

Часто не хватало времени. Производство фильма требует огромных усилий.

Многие, со временем, теряли вкус и желание работать в области пластических искусств.

Некоторые считали вполне достаточным пластическим искусством эскизы декораций, раскадровки и макеты декораций. То есть формы вроде бы и пластические, но с задачами необходимыми для успешной работы съёмочной группы и выполнения производственных потребностей при работе над фильмом.

Конечно, раскадровки Эйзенштейна имеют и самостоятельную пластическую ценность, но, как правило, задачи эскизов, раскадровок и макетов ограничиваются производственными задачами. Поэтому и называть художников театра и кино собственно художниками, то есть художниками как авторами пластического искусства, не вполне корректно.

Отсюда появился особый жанр – выставочный эскиз. В таких работах худжник театра или кинематографа пытается воплотить свои идеи в пластической форме, самостоятельно, без участия режиссёра, оператора, осветителей, композитора и других участников съёмочной группы.

Чаще всего получается нечто промежуточное.

Выставочный эскиз – это уже точно не кинематограф. Производственные, постановочные задачи из него уходят. А груз кинематографических приёмов остаётся и, без поддержки актёрской игры, света и музыки, они провисают незаконченными.

То есть и живописи, и графики не получается. Художники театра и кинематограф остаются прекрасными кинематографистами и деятелями театра, но собственно к изобразительному искусству их творчество не относится.

Конечно, были и есть и другие примеры. Замечательный художник и человек Борис Дмитриевич Дуленков великолепно работал в кино. Назову только один его фильм «Семнадцать мгновений весны». Это грандиозная постановочная работа и с точки зрения художника-постановщика. Но когда у Бориса Дмитриевича появлялось свободное время, он шёл в мастерскую и писал прекрасные живописные работы в манере Поленова.

К сожалению, такое бывает достаточно редко.

Так вот, вернёмся к нашим баранам, инсталляция – это упрощённая форма театральной декорации. Собственно это не доведённая до кульминации  театральная декорация, созданная художником-режиссёром.

То есть инсталляция не может быть формой пластического искусства, потому что инсталляция – это упрощенная форма театральной декорации или декорации кинематографической.

На зрителя можно воздействовать сочетанием предметов, звуков, смысловым литературным текстом и светом осветительных приборов.

Но такое творчество будет априори лишено пластических качеств.

Материала пластических искусств нет!

Нет использования пластических качеств и форм камня, дерева, металла характерных для скульптуры.

Нет пластических характеристик живописи или графики.

Ничего из пластических изобразительных искусств нет!

Может быть творчество!

Может быть талант!

Может быть режиссёрская идея!

Но пластическому изобразительному искусству взяться не от куда!

В инсталляции нет пластического искусства!

Это другая область творчества и ближе всего эта область творчества к искусству театра и кинематографа.

Правду сказать и  до области театра и кино инсталляция не дотягивает.

Художник театра остался один.

Его бросили драматург, актёры, режиссёры, операторы сто человек съёмочной группы и ему самому, как он сумеет, пришлось складывать в одну кучу железную кровать, мусор, старые грязные носки и объедки.

Идея присутствует!

Изобразительное пластическое искусство отсутствует!

Это очевидно и это, в принципе, невозможно опровергнуть!

Любой театральный художник, ежедневно в своей работе театрального автора создаёт сотни декораций. Тем же самым занимаются и художники кино. Декорацией можно выразить человеческое переживание! Декорация решает часть задачи театральной постановки или постановки фильма. Декорация задумывается как базовая часть пространства, в котором будет разыграно драматургическое действие с участием актёров, музыки, света и много другого. Но и сама декорация, естественным образом несёт настроение, сообщение о времени, о месте и условиях будущего действия. Декорация является пространственным образом театральной или кинематографической постановки и даёт возможность режиссёру максимально выразить духовно-нравственную задачу своего произведения.

В этом и состоит смысл работы театрального и кино художника.

И очевидно, что работа театрального художника и художника кино принципиально отличаются от работы художника в изобразительном искусстве.

Это разные профессии.

Не надо их перемешивать и подменять одну профессию другой.

Инсталляция – очень красивое слово. Буквально оно означает «установка», или пространственная композиция. Художник, по определению слова инсталляция, создаёт некую пространственную композицию из самых разнообразных элементов: бытовых предметов, промышленных изделий или материалов, природных объектов, текстовой и визуальной информации. В результате некоторого сочетания собранных элементов пространственная композиция иногда может приобрести некий новый символический смысл.

Заметим сразу же, что смысл или умозрительная идея не являются областью искусства, но способом передачи информации и только. Смысл, идея или информация без трепетания человеческого сердца выводят творческое произведение из области искусства автоматически.

Для искусства необходимо человеческое переживание.

Основоположниками инсталляции считают уже знакомого нам господина Дюшана, сюрреалистов и авторов поп-арта. Но на самом деле пространственную композицию из самых разнообразных элементов – тех самых бытовых предметов, промышленных изделий и материалов, природных объектов, текстовой и визуальной информации, добавим сюда фрагменты архитектурных сооружений, предметы искусства, предметы материальной культуры разных эпох, различные формы освещения и звукового сопровождения использовали художники всевозможных зрелищ, начиная с древнейших религиозных мистерий, ещё несколько тысячелетий тому назад, а вслед за ними художники театра, а позже и художники кинематографа.

Ничего нового тут нет.

Авангардисты придумали, как часто с ними случается, только новое, многозначительное слово и ничего по существу.

Можно предположить, что толкователи авангардного искусства сразу возразят нам, что в определении инсталляции особо подчёркивается необычность сочетаний элементов композиции и новый символический смысл, который в результате возникает. Но мы найдём множество таких же приёмов и эффектов в театрально-декорационном искусстве. Вспомните спектакль «Гамлет» в театре Маяковского 1954 года, оформленный Вадимом Фёдоровичем Рындиным.

В те времена об инсталляциях никто не слышал!

Вспомните спектакли нашего современника художника Давида Боровского.

Ещё в странах средневековой Азии, в Китае, Японии и в Индокитае в театральном искусстве господствовал метод условного символического оформления сцены. Отдельные детали, фрагменты сооружений создавали пространственные композиции, обозначающие место действия в представлении.

Режиссёр и художник Г. Крэг в Великобритании стремился к пространственной композиции, символически выражающей смысл драмы на рубеже ХIХ и ХХ столетий.

В середине ХХ века театральные художники широко использовали пространственные композиции из рогож, верёвок, железа, стекла, синтетических материалов и из их необычных сочетаний, получая эффекты нового символического смысла.

Отличие этих декорационных пространственных композиций от инсталляций авангардистов заключается в том, что сочинения театральных художников были и есть куда интереснее профессионально и намного глубже и значительнее по замыслу знаменитого стула Гюнтера Юккера со всеми забитыми в его сиденье и одну из ножек гвоздями. И они всегда несли в себе человеческое переживание, а не только смысл или физиологическое ощущение.

Художники кино в силу характера своей профессии реже используют необычные сочетания обычных вещей, но создание пространственных композиций из различных элементов с целью получения вполне определённого нового символического смысла и яркого человеческого переживания – основная задача и их профессии.

Известным советским фильмом, получившим главную премию американской академии искусства кино «Оскар», был фильм режиссёра Сергея Бондарчука «Война и мир». Но «Оскар» был получен не за режиссёрскую работу. Премия была присуждена за лучшее декорационное решение фильма художникам Геннадию Алексеевичу Мясникову и Михаилу Александровичу Богданову, о котором мы уже говорили. В фильме были придуманы и использованы сотни декорационных объектов – пространственных композиций. В частности, в этом фильме по предложению художников была снята едва ли не самая длинная в истории кинематографа непрерывная операторская панорама – панорама Бородинского сражения. Это пространственное действие осуществлялось следующим образом. Для съёмок панорамы был построен подиум длиной 137 метров. На подиуме были установлены рельсы для плавного движения тележки с операторской камерой. Камера двигалась вперёд, снимая непрерывной панорамой всё, что находилось слева от подиума. Проехав все 137 метров, камера медленно разворачивалась на 180 градусов и, не прекращая съёмки, возвращалась к исходной точке, продолжая снимать теперь уже всё, что находилось справа.

А слева, справа и впереди подиума была создана грандиозная пространственная композиция. Эта композиция включала в себя построенные в зависимости от выразительности кадра и общей ритмики всей панорамы артиллерийские батареи, флеши, траншеи пехотной обороны и весь комплекс бытовых деревенских построек, характерных для того времени.

Прямо перед камерой в нужный момент вспыхивали рукопашные бои, мчались конники, стреляли орудия, рушились горящие дома. Чуть дальше от проезжающей камеры, на среднем плане, происходили схватки небольших групп конницы и пехоты, откатывались на новые позиции артиллерийские орудия, конные повозки подвозили снаряды, боеприпасы и отвозили раненых. Повсюду взрывались пиротехнические заряды, метался испуганный домашний скот, спасались мирные жители. А на дальних планах в дыму и пыли перемещались уже очень крупные массы кавалеристов и пехотинцев, шли полки, скакали эскадроны.

Чтобы придумать, рассчитать и построить такую пространственную композицию, нужно было изучить материальную культуру деревенской жизни того времени, оружие, военный костюм и походную утварь улан, гусар, кавалергардов, кирасир, казаков, пехотинцев и ополчения, их знамёна, отличительные полковые значки, султаны на кирасах, киверах и шлемах в русской армии. И эти же самые характерные промышленные и бытовые предметы, но уже во французской армии. А, если вы помните, во французскую армию входили подразделения армий всех стран Европы.

Изучив и переработав весь этот огромный материал, надо было выразительно закомпоновать все статичные и передвигающиеся элементы этой грандиозной пространственной композиции на территории в несколько гектаров. Чтобы вся эта масса предметов, построек, движущихся людей и животных приобрела бы новый и вполне определённый символический смысл и душевное переживание: напряжение великой битвы русского народа за своё Отечество.

Затем надо было нарисовать подробную раскадровку будущей кинопанорамы, чтобы согласовать все детали с режиссёром и оператором. И, наконец, запустить всю эту фантастическую пространственную композицию в действие.

Такой творческий акт вызывает восхищение!

Масштаб замысла, глубина знаний, необходимых для его решения, яркое и богатое воображение и уровень профессионального мастерства – всё здесь присутствует в изобилии. «Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать», – писал Шатобриан. Мы рассмотрели только одну декорационную композицию известных художников кино. Перед нами действительно талантливая пространственная композиция, которую можно смело назвать красивым словом инсталляция. Авторы этой композиции – действительно талантливые профессиональные художники кино. А таких декорационных композиций в их творчестве только в фильме «Война и мир» было несколько сотен.

А сколько таких великолепных пространственных композиций сделали эти великие художники кино за свою творческую жизнь?

Это великое творчество великих художников кино!

Но это творчество не имеет отношения к изобразительному пластическому искусству.

Художник кино или театра – это не художник изобразительного искусства.

А теперь от такого мощного творческого и художественного акта вернёмся к знаменитым инсталляциям современного авангарда.

Добротная деревянная стремянка, на каждой ступеньке – разбитое блюдечко, на верхней площадке – телефон, который звонит каждые 15 минут. Перед нами – одна из самых известных инсталляций современного авангарда, предмет гордости авторов и повод для восхищения их единомышленников! Такому унылому воображению можно только посочувствовать.

На полу выставочного зала небольшая площадка, засыпанная тонким слоем речного песка. В центре площадки электромоторчик, к которому прикреплена игрушечная метёлка. Моторчик вращает метёлку, и она чертит след на песке. Это произведение очень известного автора западного авангарда.

Чем здесь восхищаться?

Унылая, простенькая занимательность – горько смотреть!

Деревянный ящик, заполненный битыми бутылками, а сверху лежит старая шляпа. Рядом на подиуме лежит бисквитный торт из соседнего универсама и молоток из магазина хозтоваров. Это два выставочных произведения современного московского авангарда.

Действительно, как скучно жить на этом свете, господа!

Таких примеров можно привести множество. Создавать подобные творения смогут очень многие люди даже в понедельник. Любой художник театра или кино легко придумает и выполнит десяток таких композиций, что называется «не отходя от кассы». А в своей ежедневной работе каждый художник театра и кино в каждом своём спектакле или кинокартине предлагает и создаёт десятки и сотни пространственных композиций. И любая такая композиция значительно интереснее и по планировке, и по сложности конструкции, и по обилию деталей, и по значительности смыслового содержания, и по глубине философского замысла, и по движению человеческого переживания, и по оригинальности решения любой самой знаменитой инсталляции авангардистов.

При этом ещё раз подчеркну, что декорационные пространственные произведения художников театра и кино принадлежат всё-таки искусству театра и кино.

Они работают на общий эффект театральной постановки или произведения кинематографа. Они интересны и сами по себе, но окончательный результат феномена театрального и кинематографического искусства происходит в результате слияния всех элементов этих синтетических искусств!

И любая самая совершенная декорация для своей полной реализации необходимо требует вмешательства персонажа, света, музыки и текста. Только в слиянии с актёрской игрой и режиссёрским замыслом получится окончательный художественный образ!

Это и есть настоящий синтез!

Когда художники-постановщики придумывают и воплощают декорации к театральным постановкам или кинофильмам, они занимаются искусством театра или искусством кинематографа, а не изобразительным искусством.

Организация пространства для театральной постановки или для киносъёмок – это часть работы в области искусства театра или кино!

Пространственные композиции театра и кино принадлежат искусству театра и кинематографа!

Эти произведения не относятся к изобразительному искусству!

Художники, которые выполняют такую сложную, интересную, творческую работу, работают художниками театра или кинематографа, но никак не художниками-живописцами, художниками-графиками, или художниками-скульпторами!

Это же совершенно очевидно!

И даже эскизы к этим пространственным композициям, которые внешне похожи на произведения изобразительного искусства, по существу относятся только к театральному искусству или киноискусству. Эти эскизы созданы для воплощения декорационного замысла, который является элементом театрального спектакля или кинопостановки. Они рассчитаны, прежде всего, на понимание режиссёра и оператора, которые, отталкиваясь от таких эскизов, будут воплощать свои замыслы в рамках театрального творчества или творчества кинематографического, дополняя их всем арсеналом возможностей этих искусств.

Эскизы очень похожи на картины, но они созданы специально для произведения театрального искусства или киноискусства и поэтому, при очевидном присутствии внешних пластических качеств, не могут принадлежать изобразительному искусству, даже при условии очевидного профессионального мастерства авторов.

Невозможно сидеть на двух стульях сразу!

Невозможно одновременно заниматься двумя различными видами искусства!

Это не слияние и не синтез. Это бессмысленный хаос из разных профессий и творческих задач!

Искусство кино, искусство театра и изобразительное искусство – это разные области творчества!

Если художник решил использовать свои идеи и знания, накопленные при работе в театре и кино, непосредственно в изобразительном искусстве – он должен создать новые произведения, теперь уже имея в виду только и исключительно воздействие этих новых произведений на зрителя как произведений изобразительного искусства.

В такой интерпретации своего творчества художник может рассчитывать только на возможности листа бумаги, холста, красок и своего таланта.

Ни камера, ни режиссура, ни актёрское мастерство уже не придут к нему на помощь.

Со зрителем в произведении изобразительного искусства будут беседовать только холсты и краски, организованные талантом художника.  Но современные авангардисты тащат и тащат свои лестницы, старые шляпы, метёлки, ящики с битыми бутылками, стулья, матрасы и многое другое, не имеющее ничего общего с изобразительным искусством, а чаще всего и с другими искусствами, прямо в выставочные залы галерей, которые, вроде бы собирались коллекционировать и выставлять произведения изобразительного пластического искусства.

Почему?

Зачем нужна такая откровенная подмена?

Одна из самых удачных инсталляций современного авангарда – это «Человек, который ничего не выбрасывал» Кабакова. Конечно, все помнят эту работу – сценическая выгородка какой-то трущобы превращённая в помойку и в таком царстве мусора стоит голая железная кровать.

Это выразительная декорация, имеющая значительную силу драматургического воздействия. Её можно успешно использовать в театре, а если умело подсветить и ввести в это пространство талантливого актёра с интересным текстом, то и получится театральная или кинематографическая постановка.

Но почему нас заставляют принимать эту, повторяю вполне успешную декорацию, за произведение изобразительного искусства, когда это очевидный театр?

Даже не рисованный! Это просто театр!

Кинематографист и художник изобразительного искусства – это разные специальности!

Ведь не устраивают фестивали и конкурсы одновременно поэтов, музыкантов и художников.

Почему-то человека, который строит дом, называют плотником, а который теми же инструментами делает мебель – столяром!

Наверное, есть какой-то смысл в точности определения различных профессий и событий жизни?

Почему нужно отказываться от точных значений определённых слов?

могу не привести ещё один пример. В 1967 году на сцене Центрального театра Советской Армии, тогда ещё не академического, был поставлен прекрасный спектакль «Смерть Иоанна Грозного». Декорационное решение осуществил замечательный театральный художник Иосиф Георгиевич Сумбаташвили. Если Вы помните, большая сцена этого театра не просто большая. Она имеет колоссальные размеры. На этой сцене могут свободно размещаться настоящие танки и настоящие самолёты. В этом спектакле на сцене была построена роскошная декорация древней Москвы. Архитектура, элементы быта, простой люд, купцы, бояре и воины – всё присутствовало здесь в прекрасном исполнении и в изобилии! Роль шута в этом спектакле исполнял ныне Народный Артист России, а тогда молодой артист и мастер спорта по акробатике, Сергей Каюмович Шакуров. И вот в конце спектакля, когда всех убили, а остальные умерли своими силами, декорация опустела.

Освещение сцены медленно угасало, обобщая и погружая в темноту все детали декорации.

Пространство зала заполнили унылые звуки ударов большого колокола.

На авансцену вышел шут – Шакуров, встал на руки и на руках медленно ушёл в темноту огромного пространства.

Это была гениальная сцена.

Конечно, декорация Иосифа Георгиевича была великолепна и сама по себе как пространственная композиция. Это определённо была вершина мастерства художника театра. Но выразительный свет, звук колокола, игра Шакурова и его физические возможности удесятеряли эффект воздействия!

Это было блистательное решение великолепного спектакля.

Это бала вершина театрального искусства.

Это была не инсталляция, но гениальная театральная декорация!

И вот на выставке современных авторов, на подиуме, как произведение изобразительного искусства, стоит утюг, оклеенный фольгой.

Какое горе!

Какой стыд!

И как тут не вспомнить Василия Осиповича Ключевского – профессора Московского университета. Замечательный русский учёный кроме известных сочинений по истории русского государства написал ещё одну небольшую литературную работу, которая называлась «Тетрадь с афоризмами». В тетради есть множество замечательных строчек.

Нет – нет! Я не отношу эти строчки ни к одному из художников-авангардистов конкретно.

Ни в коем случае!

Я уважаю даже оклеенный фольгой утюг!

Но вот одна из строчек из тетради Ключевского: «Она производила впечатление говна, попавшего в сахарницу: и им неловко, и ей стыдно». Вряд ли чувство смущения знакомо современным представителям суперсовременного искусства. Смущения, конечно нет.

Заинтересовать любым способом!

Лишь бы что-то новенькое!

Эпатировать, не стесняться и заработать!

Бессовестность, бессмысленность, несуразность – всё годится!

Никому и в голову не прейдёт вспомнить об искусстве!

Ещё 100 лет назад авторитетные люди сказали: Сбросить с корабля современности всю эту устаревшую чепуху!

Человеческое искусство нам не нужно!

Художник – пережиток прошлого!

Расчистить пространство клоунаде на пустом месте!

Учудить, ошарашить и заработать!

Что же мы, авангардисты сделали неправильно?

А то, что в итоге таких мероприятий неизбежно уничтожение и искусства, и человеческой цивилизации!

Все гвозди забитые в стулья и матрасы Гюнтера Юккера обязательно убивают и искусство тоже!

Искусство умирает!

И не естественной смертью!

Ребята! Если Вы хотите быть художниками изобразительного искусства, учитесь рисовать!

Если Вы хотите заниматься искусством учитесь по человечески чувствовать и сопереживать!

Дворник чисто метёт улицу и его можно уважать только за это!

Ещё лучше, если Вы в каждом своём рисунке сумеете передать трепетание человеческого сердца!

Не физиологическое ощущение!

Но человеческое переживание!

Творческая беспомощность непростительна!

Духовная скупость, мелкость личности, бессовестность и похабщина не совместимы с искусством!

Без искусства как инструмента создания положительной духовной энергии никак не обойтись!

Уничтожение искусства – преступление против человечества!

 

    

                                                                         В. Крылов.                                                   Смерть скупого рчыцаря