Сломай дом, построй карабль или ещё раз спасибо Советской Армии.

Время вечно: проходите Вы

М. Сафир

 СЛОМАЙ ДОМ – ПОСТРОЙ КОРАБЛЬ

В первых классах школы у меня была твёрдая двойка по рисованию.

И что бы как-то исправить этот конфуз, моя матушка старательно рисовала в моей школьной рисовальной тетради сказочные сюжеты, птичек, собачек и снеговиков.

У меня ничего не получалось.

Но через некоторое время интерес к карандашам, краскам и пластилину стал нарастать. Постепенно рисование, лепка и раскрашивание стали моим любимым занятием. Я лепил из пластелтна армии солдат, мотросов, дружины богатырей, закованных в латы рыцарей, пиратов, корабли и замки.

Но сказать кому-нибудь, что я хочу стать художником, было для меня совершенно невозможно.

Другое дело физика и математика. Реальные, уважаемые и понятные профессии.

Я рассматривал книги с рисунками великих мастеров и не мог понять как такое вообще возможно.

Как можно так рисовать и изображать красками весь мир?

У художника в руках нет ни солнца, ни снега, ни моря, а из картин всё это льётся мне навстречу, и я всё это чувствую! Потоки света, совершенные тела, прекрасные сочетания цвета и фактур.

Художник представлялся мне фантастическим созданием и даже не человеком вовсе. И я не мог даже подумать, что можно оказаться в таком сказочном обществе. 

Но, всё-таки пришло время, и в шестом классе я не вытерпел и пошёл в студию изобразительного искусства.

Я подошёл к двери с нужной табличкой – там шли занятия.

Я дождался перерыва, но когда ученики вывалились из двери в коридор, я не смог решится подойти к педагогу и попроситься в их компанию.

Это оказалось выше моих сил.

Я повернулся и ушёл.

Но охота пуще неволи и я решил учиться сам, чтобы хотя бы приблизиться к этим удивительным людям.

                                           

                                            Мой первый натюрморт

Я старался изо всех сил, но, когда, через многие приключения, подошло время поступать в художественный институт – мне не удалось. Подготовки не хватило, и я пошёл служить в Советскую Армию.

Там и состоялась моя первая персональная выставка, в гарнизонном Доме офицеров маленького городка Гвардейска.

И такое заметное для местного общества культурное событие было зафиксировано на века в ежедневной газете Прибалтийского военного округа «ЗА РОДИНУ» от 13 ноября 1965 года.

Газету выписывали и читали все воинские подразделения, все солдаты, офицеры и генералы.

Выставку показали в нескольких местных выставочных залах и в солдатских клубах, а гвардии младшего сержанта Крылова отпустили в законный отпуск на Родину.

Я привёз свои работы в Москву и показал их в СТУДИИ ВОЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ ИМ. ГРЕКОВА.

Работы понравились, обо мне и моих работах написали много хороших слов, заверили эти слова печатями и соответствующие документы двинулись по положенным военным инстанциям. А через несколько месяцев, гвардии сержант был переведён в Москву и назначен помощником начальника команды актёров-военнослужащих ЦЕНТРАЛЬНОГО ТЕАТРА СОВЕТСКОЙ АРМИИ, где кроме исполнения командирской должности работал художником-декоратором и оформителем.

За два года службы в театре я закончил с отличием четыре курса рисовальных классов художественного института им. Сурикова.

 

                                       

                                        Это рисунок тех занятий

Там же, в театре Советской Армии, я познакомился с замечательным советским художником и прекрасным человеком Юрием Ивановичем Пименовым. Он работал над постановкой спектакля «Влюблённый лев», а я работал на этом спектакле декоратором.

Юрий Иванович как-то зашёл к нам в декораторскую мастерскую и увидел мои работы. Их было много, но прославленный художник, вице-президент Академии художеств не поленился их посмотреть и сделать замечания.

А через несколько дней, заметив меня во время работы на сцене, Юрий Иванович пригласил меня на свой курс, который он набирал в том году во ВГИКе.

На экзамене по композиции я не осмелился взять классическую тему и выбрал свободную. Я понимал, что мне не хватает регулярной школы художественного училища, а в свободной теме я рискнул и выполнил раскадровку одесской песенки «На Дерибасовской открылася пивная».

                            

На Дерибасовской открылася пивная.

                            

Там собиралася компания блатная.

                            

Там были девочки Маруся, Роза, Рая

                            

и спутник жизни Васька Шмуровоз.

                                            

Который ездил побираться в город Нальчик.

                           

И так далее ...

                                 

И в том же духе…

                                    

До конца ухабистого сюжета этой приблатнённой песенки.

                                  

Так я стал студентом художественного факультета ВГИКа и шесть лет учился рисовать по-настоящему. 

 

                                            

А на первом курсе мне потребовалось много-много усилий, чтобы приблизиться к уровню рисунка художественного института. И только в конце третьего семестра Юрий Иванович выставил мне отличные оценки по рисунку, живописи и композиции. 

                                     

И, начиная с первого курса, я пытался найти в работах по теории искусства твёрдые научные основы нашей профессии, понять, в чём смысл нашей работы, узнать, что такое искусство с точки зрения учёных, которые всю жизнь изучают эту область человеческой деятельности.

Мне нужно было услышать определение искусства, пояснения, почему такое количество странных творческих произведений причисляются к той же области человеческой деятельности, что и великие произведения гениальных мастеров прошлого и настоящего?

                                

Разумеется, что необходимо научиться профессиональному мастерству, но что дальше, для чего оно нужно?

Однажды на перемене ко мне подошёл прекрасный рисовальщик и педагог Олег Иванович Гроссе и неожиданно спросил меня: «Володя, а как Вы сами думаете, что такое искусство»? И я, почему-то ответил: «Думаю, что самое главное в искусстве – это человеческое переживание».

И сейчас я думаю так же. Человеческое переживание – это не единственное, но самое главное качество феномена искусства. Тогда я думал так интуитивно. Сейчас я в этом уверен.

                 

Если вы посмотрите на самые простые работы мастеров, то увидите не только умение нарисовать, но и обязательно – движение человеческой души. В самой маленькой и простенькой работе художника будет трепетать человеческое сердце. Главное достоинство хорошего художника – это не ловкость руки и точность глаза. Разумеется, что владеть профессиональным мастерством необходимо. Это очевидно! Неумелый автор только позорит свою профессию. Смешно и нелепо выглядит знаменитый художник, который не умеет рисовать! Но главное – это уметь передать человеческое духовно-нравственное переживание персонажа и своё авторское.

 

                          

И это прекрасно видно, например, в гениальном рисунке Александра Иванова.